Заинтересуюсь - услышу, пойму и скажу

Заинтересуюсь - услышу, пойму и скажу
Задать вопрос
Хотите узнать больше? Спросите нас! 
В статье выявляются основные проблемы психологического и эмоционального характера, с которыми сталкиваются родители детей с нарушенным слухом. Автор дает ряд советов специалистам как помочь родителям справиться с ситуацией и преодолеть все трудности, чтобы ребенок услышал и заговорил.
 

Актуальность

Когда у родителей появляется много прав, у них появляется столько же и обязанностей. Чем меньше у них прав (выбора: быть или не быть), тем меньше они вкладывают сил в выполнение своих материнских обязанностей.

Так давайте поможем родителям полностью овладеть не только своими правами, но и обязанностями.

Часть 1.

Родился ребенок в группе риска по сниженному слуху. Кроме того, что отсутствует неонатальный скрининг (т.е. практически невозможно с рождения выявить детей с нарушенным слухом), многие родители не знают, что после приема антибиотиков определенной группы (…) у ребенка может упасть слух. А специалисты не предупредят родителей о возможных осложнениях.

Рано или поздно (хотя чаще поздно, чем рано) родителям кто-то из специалистов оглашает страшный приговор, что их самый лучший, самый красивый будущий дипломат (или музыкант, или космонавт) никогда не станет тем, кем вы его видите. Потому что он не слышит.

Дальше, как правило, родители остаются наедине с подобного рода информацией и результатом ее переработки - своим горем и отчаянием. Затем проходит время, и случается многое, в основном все события носят пассивный и депрессивный характер. Но, пока родитель не дошел сам (или с помощью специалистов) до периода активных и конструктивных действий, что-либо предпринимать и делать в отношении слуха и речи ребенка не имеет особого смысла. Т.к. родители не готовы к целенаправленной и длительной абилитационной работе.

Вывод:
Оказание ранней и своевременной психологической поддержки семье ребенка с нарушенным слухом на этапе его выявления.

Часть 2.

Чем раньше выявили снижение слуха, тем больше шансов, что ребенок получит раннее слухопротезирование.

Чем раньше и эффективнее оказать родителям психологическую поддержку, тем быстрее они начнут проводить с ребенком коррекционно-педагогическую помощь, направленную на развитие его слуха и речи.

Обратите внимание, что заслуга проведения ранней и эффективной коррекционно-педагогической помощи не у специалиста, а у родителя. Т.к. только родителю решать:
  • ходить ли к педагогу;
  • ходить ли у сурдопедагогу, логопеду, олигофренопедагогу или др. специалисту на занятия;
  • как часто посещать занятия;
  • долго ли ходить на занятия;
  • выполнять ли рекомендации педагога;
  • делать ли домашние задания;
  • носить или не носить ребенку СА, и какой СА носить.

Вывод:
Родитель первый и единственно главный педагог, врач или др. специалист своего ребенка.

Часть 3.

Зачастую даже самые современные СА не дают ребенку качественных слуховых ощущений, на базе которых возможно развитие речи. Тогда родителям  специалисты советуют сделать КИ.

Начинается новый виток трудностей. В голове родителя:
  • все, что мы предпринимали до этого, не помогло;
  • а почему это поможет?
  • не верю, не хочу, не надо!
  • устал от постоянных бессмысленных  поисков вариантов.
Но…
Специалисты – люди-энтузиасты. Им удается убедить родителей пройти обследование на КИ, чтобы оценить перспективность проведения данных мероприятий.

На обследование еще можно согласиться – пусть оценят. Хуже все равно уже  не будет.

А Вы думаете, что какой-либо родитель готов услышать: «ВАШ РЕБЕНОК НЕПЕРСПЕКТИВНЫЙ». Конечно, произнося это, специалист имеет в виду, что не перспективен, как кандидат на КИ. Но для родителя его ребенок самый красивый, умный, перспективный, хоть и глухой.

При этом часто бывает, что специалисты в один голос: «Неперспективный», а родитель свое: «Хочу, чтоб мой сын раз в жизни услышал скрип снега под ногами». Разве это недостойная фраза. И результат этого желания – достаточно свободное общение и по телефону тоже.

Или специалисты говорят: «Вам уже поздно делать КИ». И звучит приговор: «Не перспективен!». А в результате, добившись своего, практически полное восприятие речи на слух.

В результате естественный вопрос родителей: «Кто и как оценивает перспективность? Утверждены ли государством эти критерии? Кто решает, делать КИ или нет?».

В итоге – негативное отношение к специалистам и организации в целом.

Вывод:
Прозрачность информации для родителей.

Часть 4.

«Ура! Мой ребенок перспективный… кандидат на КИ!», - радуются родители, думая, что все проблемы уже позади.

Но не тут-то было. Наступает день операции (а дня этого «счастливого» приходится ждать: дни, месяцы, годы…). Но, вот он долгожданный день!

Мама с ребенком приходят в клинику. И тут нужно представить и можно только догадываться, каково психологическое состояние мамы и… ребенка. Большинству специалистов этого даже не представить. Ведь у них нет своих детей… «особых».

Остановимся более подробно на психологическом состоянии ребенка и представим:

Вам 1 год 10 месяцев. Живете с мамой, папой, и старшим братом. Вы еще нигде не были, кроме своего дома и участка около него. И тут неожиданно Вы с мамой собираете сумки и куда-то едите. Добравшись докуда-то, поселяетесь в комнате (не своей), а в этом здании все ходят в белых халатах. Утром начинаете стоять в очередях и ходить из одной комнаты в другую к тетям и дядям в белых халатах, которые Вас трогают, смотрят, очень долго общаются с вашей мамой. Игрушек нет, делать нечего, скучно. Через некоторое время Вам зачем-то бреют голову (не всю – часть), непонятно. И везут в операционную. Просыпаетесь, почему-то болит голова и тошнит. Ой! Что это? На голове повязка, которую придется долго носить и с ней даже спать. А когда ее снимут, что-то некрасивое невеселое и непонятное повесят на ухо и это что-то подключат к компьютеру. И Вы должны «слушать-слушать». Потом на занятиях - «думать-думать» и «говорить-говорить».
Все это, думаете, легко пережить годовалому малышу?  

Вывод:
Необходима психологическая и информационно-просветительская подготовка семьи к проведению ребенку кохлеарной имплантации.

Заключение 1.

Вот и прошло два года. Два тяжелых года.  Два года настроек. Два года занятий. Два года разъездов по стране. И вот теперь-то ребенок, подарив Вам подарок,  скажет: «Дойагя маська, сю разеня, ся деа», что значит: «Дорогая мамочка, с днем рождения, это я сам сделал». И так непонятно (на первый взгляд) он это скажет не потому, что плохо занимался, плохо слушал, думал и говорил. И не потому, что с ним мама мало занималась. А потому, что в 3,5 года такое произношение соответствует возрастным нормам его слышащего сверстника.

А когда ему исполнится 17 лет и он поступит в университет – он заговорит по-другому: «Спасибо, дорогая мамочка, с Днем рождения. Это ты меня таким сделала!» и убежит на свидание с подружкой.

Мама расплачется и вспомнит: не обследование на КИ, не операцию и даже не длительную реабилитацию. А тех добрых людей, которые поддерживали ее семью два года. Которые и сейчас с ней – в искренне добрых воспоминаниях.

Так давайте станем этими добрыми людьми и поможем глухому ребенку и его семье преодолеть все трудности. Пусть он услышит и заговорит.

Часть 6. «Эмоции» (или мотивация)

Отдельная.

Реабилитация называется.

С чего начать эту часть? Даже не знаю. Пожалуй, с самого главного ее участника – ребенка. Без него, понятно, нет никакой реабилитации, некого учить слушать, думать и говорить.

А учить-то, собственно, нужно не ребенка. Кого же тогда? Родителей (или лиц их заменяющих). Почему? Да потому, что специалист видит ребенка хоть и каждый день, но всего по 2-3 недели два раза в год. Что это значит? Что после активных занятий в клинике ребенок уедет домой, и если там с ним никто не будет заниматься, то он все забудет. При этом, занимаясь активно дома, приоритет в провозглашении положительного результата у ребенка и права его обладания у мамы, которая с ним каждый день, месяц, год, а не у педагога, который занимается «наскоками», «набегами».

Именно поэтому главная задача педагога клиники – научить маму правильно и эффективно обучать своего ребенка.

Потому на всех занятиях в клинике должна присутствовать мама. И не просто присутствовать, а активно участвовать в занятии и учиться у педагога. Хотя, любой педагог много чему может научиться у мамы, т.к. мама хорошо знает, чувствует и понимает своего ребенка.  Прежде всего,  мама должна научить педагога как правильно общаться с ее малышом, как его понимать, что он знает и умеет.

И занятия педагог должен начинать не с того, что учить малыша слушать и говорить. А, в первую очередь, необходимо вызвать у ребенка положительные эмоции к новому человеку (педагогу) и интерес к занятиям, к тому, чтобы он слушал и говорил.

Это самое первое и главное, с чего нужно начинать процесс реабилитации детей после КИ, т.к. без эмоционального развития невозможно развитие интеллекта, слуха и речи. Это связано с тем, что только эмоционально воспринимая что-либо, человек запоминает и в дальнейшем актуализирует воспринятое.

Зонтова О. В., Санкт-Петербург
Директор Центра интегрированного обучения «РОСТ»,
Преподаватель Российского Государственного
Педагогического Университете им. А.И. Герцена