Who-Is-She: Елена Мунтян

Who-Is-She: Елена Мунтян
Задать вопрос
Хотите узнать больше? Спросите нас! 

Интервью с директором уникального Центра реабилитации после кохлеарной имплантации «Тоши и Ко», данное интернет-журналу Who Are They Mag в октябре 2013 года.

В стенах «Тоши и Ко», не имеющего на сегодняшний день аналогов на территории России, различного профиля специалисты занимаются восстановлением речи у полностью глухих детей, которым сделали операцию по внедрению кохлеарного импланта. Благодаря этой процедуре и последующей реабилитации дети получают возможность вести нормальный образ жизни и комфортно интегрироваться в общество.

О том, каким образом строится работа с особенными детьми, кто проводит эту работу и какие достижения уже есть в активе центра «Тоша и Ко», нам рассказала Елена Мунтян.

Расскажи, пожалуйста, вкратце об истории создания центра «Тоша и Ко» и о том, какие услуги он оказывает.

История нашего центра началась еще в 2007 году, когда мы существовали в качестве отделения реабилитации на базе центра хорошего слуха «Радуга Звуков» в городе Фрязино. Тогда реабилитация представляла собой услуги сурдопедагога, которые мы оказывали экспериментальным путем для пациентов из Московской области совершенно бесплатно. Вот так, набирая опыт в течение четырех лет, мы поняли, что успех реабилитации после кохлеарной имплантации заключается не только в оказании услуг сурдопедагога, а в комплексном подходе: с ребенком должны работать не только сурдопедагоги, но и логопеды, дефектологи, психологи, музыкальные руководители и другие. Как только мы организовали этот комплекс, то сразу стали востребованными и загрузились практически полностью. В нашем предыдущем офисе мы вмещали в стационар только четыре семьи, и когда мы загрузились полностью — это было в середине 2012 года — у нас образовалась очередь на полгода вперед, и мы не могли вместить всех желающих. Тогда и встал вопрос о расширении, который привел к чудесному открытию центра в большом, уютном, светлом здании в сентябре 2012 года.

Получается, что от начала существования направления до открытия центра прошло пять лет?

Да, уже почти шесть.

Как ты попала в сферу кохлеарной имплантации и почему выбрала именно это направление для своей работы?

Сфера эта — инновационная, интересная, абсолютно неизведанная, тем она и привлекательна. Имея профильное образование и предложение развивать это совершенно новое направление, я, конечно же, не удержалась. Вначале было сложно, потому что не у кого было спросить совета, так как это специфическая сурдопедагогика, а не классическая, были стажировки за границей. Экспериментальным путем и с помощью полученных знаний я и пришла к успеху.

Где ты стажировалась?

Я стажировалась в нескольких немецких центрах. Кстати, я считаю Германию лидером в области реабилитации после кохлеарной имплантации. На территории этой страны расположено около пятидесяти реабилитационных центров. Посмотрев менее десятка, я по чуть-чуть взяла от каждого, и в итоге получился прообраз нашего центра.

Что для тебя самое приятное в работе?

Естественно, в моей работе самым приятным является получение скорейшего результата. Вообще, процесс реабилитации достаточно длительный — в среднем он длится около трех лет — следовательно, так как работаем почти шесть лет, мы уже начинаем пожинать плоды своих трудов. И поэтому, когда мы видим, что ребенок, который был абсолютно глухим, может выглядеть так, как мой слышащий ребенок — будь то три года, будь то семь лет — то испытываешь невероятную радость от проделанной работы.  

Какой промежуток времени необходим для полной реабилитации?

Это зависит от времени проведения операции: если она проведена в раннем возрасте — хотя бы до двух лет — при условии отсутствия сопутствующих нарушений, ребенок имеет практически стропроцентную возможность расти полноценным, как его сверстники. Если операция проведена в более позднем возрасте, если есть сопутствующие патологии или, если неправильно организован процесс реабилитации, то тут результаты очень индивидуальны для каждого пациента. Тем не менее, при условии правильной, качественно организованной реабилитации, каждый имеет шанс стать полноценным членом общества слышащих.

Сколько времени один ребенок пребывает в центре?

Система работы организована таким образом, что детки приезжают на краткосрочный курс реабилитации периодически — как правило, это одна неделя один раз в три-четыре месяца. Кому-то это требуется чаще, кому-то — реже, здесь тоже ситуация индивидуальна.

Насколько в России развита кохлеарная имплантация и много ли у нас в стране центров, подобных «Тоше и Ко»?

В России кохлеарная имплантация существует с 1991 года, но случаи подобных операций были единичными. Массово кохлеарная имплантация применяется с 2010 года, и сейчас количество внедряемых имплантов в год — 1400 штук. Соответственно, если подвести общую цифру, то примерно в России было имплантировано около 6000 человек. К сожалению, процесс реабилитации после кохлеарной имплантации в нашей стране остается неохваченным государством, то есть в полной мере оплачивается покупка систем кохлеарной имплантации, проведение операции, а вот процесс реабилитации ложится на плечи родителей. После операции ребенок получает настройки кохлеарного импланта и возвращается, как правило, на то место, откуда он пришел: ребенок, привезенный из школы глухих, был проимплантирован, а потом отправлен туда же, в школу глухих, что является неблагоприятной сферой для развития слуха и устной речи. Без лишней скромности могу сказать, что подобных центров в России нет. Именно таких, в которых организован комплексный подход, где деток размещают в стационаре, где они одновременно проживают и получают квалифицированную медицинскую и педагогическую помощь — совершенно точно, их нет.

Поддерживаете ли вы отношения с семьями тех детей, которые прошли курс реабилитации в вашем центре?

Да, постоянно. Те пациенты, которые были у нас хоть раз, остаются с нами навсегда. И даже если у них уже успешно прошел и закончился процесс реабилитации, мы обязательно поддерживаем онлайн-контакт: родители делятся успехом, мы, естественно, оказываем помощь в каких-то технических вопросах, ну и, в принципе, поддерживаем долговременные отношения — они периодически приезжают к нам, а мы с радостью их встречаем. Так что, связь не теряется ни с одним из них. (Улыбается)

Много ли у центра сегодня клиентов?

На данный момент в центре наблюдается 150 детей.

Сколько детей проходит через «Тошу и Ко» за один год?

Как раз недавно — 16 сентября, спустя год после открытия центра — подводилась статистика, которая показала, что за год мы приняли в стационар около 130 новых детей. Хотелось бы заметить, что эта цифра касается только стационара, потому что у нас еще есть и амбулаторный поток. Работая в рамках центров хорошего слуха «Радуга Звуков» до расширения и имея возможность разместить в стационаре только четыре семьи, таких результатов, конечно, у нас не было.

Каковы перспективы развития вашего центра? Может, вы собираетесь расширяться и открывать новые точки в других городах?

Центр, скорее, является примером для подражания — в планах нет его тиражирования. Это связано с тем, что он частный и финансируется только из кармана родителей. Не каждый может позволить себе приехать и самостоятельно оплатить курс реабилитации. Мы активно способствуем получению спонсорской помощи, но 150 детей из 6000 имплантированных — это, конечно, капля в море, и даже если мы загрузимся максимально — это все равно лишь малая часть того, что требуется сделать. Возможно, центры будут тиражироваться государством, я не могу говорить об этом с уверенностью. Что касается нашей компании, то я могу точно сказать, что мы останемся эксклюзивными, и это, в первую очередь, связано с вопросом финансирования.

Расскажи, пожалуйста, о тех людях, которые работают в центре.

Прежде всего, каждого работника этого центра мне хотелось бы назвать энтузиастом, потому что каждый из них работает за идею. Это молодые инициативные специалисты, которые имеют качественное образование, опыт работы с тяжелыми детками, нацеленность на результат, имеют подход как к ребенку, так и к родителю. Я с гордостью говорю о каждом из них — педагогами движет стремление помочь, а не заработать. Всего у нас работает порядка 15 человек, около 10 педагогов плюс административный персонал.

Самый трогательный случай в твоей практике?

На самом деле, каждый момент, когда ребенок впервые начинает слышать, — это безумно трогательно. Поначалу было до слез трогательно. Сейчас, конечно, я уже привыкла. Привыкла, но не очерствела. (Улыбается)


БЛИЦ
— Самое счастливое событие в твоей жизни?
— В моей жизни два приоритета — мои дети и работа. Когда эти события как-то соприкасаются, это очень здорово. Соответственно, когда я вышла из декрета, когда моим детям было по месяцу — это и было самым счастливым событием в моей жизни! (Смеется)

— Что бы ты хотела изменить в себе?
— Внешность. (Смеется)

— Что тебе нравится в себе?
— Нацеленность на результат: в моей жизни от момента появления цели до ее достижения проходит максимум полгода.

— Место, где ты чувствуешь себя лучше всего?
— В моей новой квартире.

— С кем из ныне живущих людей ты бы хотела познакомиться?
— Конкретного человека нет. Конечно, мне хотелось бы познакомиться с каким-то ведущим деятелем из отрасли реабилитации после кохлеарной имплантации.

— Страна, в которой ты не была, но хотела бы побывать?
— Я — не путешественник, мне много не нужно. (Смеется) Тем не менее, если бы у меня был выбор, куда отправиться, то я выбрала бы какую-нибудь европейскую страну типа Италии или Франции.

— Какие качества ты больше всего ценишь в мужчине?
— Надежность.

— Твое любимое занятие?
— Я люблю встречи с друзьями, походы в различные заведения. Люблю заниматься работой, люблю, когда все кипит!

— Традиционный для нас вопрос, завершающий каждое интервью: чай или цикорий?
— Чай.

  Фото: Анастасия Дрожжина

Фотографии